Разделы
Вернуться назад
О некоторых итогах военной спецоперации на Украине
О некоторых итогах военной спецоперации на Украине
МОСКВА, 01 июня 2022, Институт РУССТРАТ.

Специальная военная операция на Украине, начатая 24 февраля 2022 года для срыва запланированного на 8 марта масштабного украинского наступления на Донбасс и Крым, преодолела трехмесячный рубеж. За это непродолжительное время боевые действия приняли характер, который можно считать определенным эталоном войн государств в первой половине XXI века. А также триггером для изменения отечественной военной доктрины и приоритетов ВПК. Кроме того, можно зафиксировать ряд вещей, которые может быть и были предсказуемы для разработавшего «операцию Z» Генштаба, но для большинства аналитиков оказались сюрпризом.

Война на истощение убивает не Россию

Первое и, пожалуй, главное – оказалось, что полномасштабную войну на истощение, которая началась в марте-апреле, проигрывает вовсе не Россия. Было принято считать, что СВО на Украине это быстрая операция, которая должна завершиться без перехода России к «мобилизационной» экономике.

Исходя из этого, в конце апреля-начале мая в западных СМИ стало модным тиражировать точку зрения отдельных западных политических спикеров о том, что Россия «не достигла целей операции». А российская экономика вот-вот рухнет под давлением беспрецедентных санкций, которые были против России введены. Президент США Джо Байден пугал мировую общественность рассказами про «доллар за 200 рублей» и прочими тяжкими последствиями СВО для России.

Оказалось, что войну на истощение проигрывает Запад. В США, Британии и Европейском союзе возник масштабный топливный, энергетический, отчасти продовольственный и социальный кризис. Негативные явления явно будут расти по амплитуде, генерируя вторичные кризисы, что влечет за собой политические последствия – рейтинги недружественных России президентов, премьеров, канцлеров и так далее обрушились до уровня, который можно было бы назвать критическим.

Россия же запустила качественно новый виток «импортозамещения». Это не только замена отечественной продукцией западных технических решений, но и полноценный delinking – выход страны из устоявшейся паутины торговых, экономических, культурных, информационных, когнитивных и других коммуникаций. В глобальном масштабе каждый день всё больше закрепляет многополярность мира, который прежним уже не будет никогда.

Более того. Возникает ситуация, когда России выгодно затянуть конфликт на Украине для максимизации негативных экономических последствий для Запада. Который сейчас загнал сам себя в ловушку – политические рамки «мы должны поддерживать Украину» вообще лишили маневра правящие элиты Запада. Социально-экономическое положение в США, ЕС и Британии лучше не становится, а осень и приход нового отопительного сезона зимой неизбежно нанесут новый удар по настроениям населения.

О предстоящем мировом продовольственном кризисе не написал только ленивый – но пока что ни один из аналитиков не смог дать ответа на вопрос, как можно решить эту проблему, сохраняя Россию «за скобками» переговорного процесса. Парадоксально, но Россия, которую ещё несколько назад высмеивали за попытки претендовать на равенство с её «всего лишь 2-3% мирового ВВП» оказалась ключевым элементом мировой стабильности.

Поток вооружения, который поступал на Украину до специальной военной операции, а после 24 февраля 2022 года хлынул с новой силой, тоже оказался не таким эффективным, как казалось Киеву, Вашингтону, Лондону и Берлину.

Буквально за 2 месяца боевых действий был исчерпан собственный запас украинского оружия, а сейчас ВФУ поддерживают боеготовность за счет «инъекций» из польского города Жешув. Приграничный польский населенный пункт с марта превратился в мощнейший транзитный хаб по переправке на Украину западного оружия. За что украинский лидер Владимир Зеленский даже присвоил Жешуву звание «город-спаситель».

Наш прогноз о том, что конфликт на Украине очень быстро превратится в прокси-войну со всем НАТО, подтвердился. Однако выяснилось, что само НАТО далеко не так едино в желании воевать с Россией. На фоне радикального лоялизма Финляндии и Швеции, добровольно решивших стать целями для ядерного оружия, особым контрастом выглядит позиция Турции и Венгрии. Будапешт в ультимативной форме отказался от нефтегазовых санкций против России, а Анкара и вовсе предъявила большой список требований, без которых не намерена обсуждать заявку Швеции и Финляндии о вступлении в НАТО.

Нельзя игнорировать эрозию Европы. Лондон открыто пытается затащить Польшу, Литву, Украину, Латвию и Эстонию в новый блок, который будет гибридом НАТО и ЕС. Это не обещает ничего хорошего Берлину и Парижу, всё больше переходящих в категорию второстепенных геополитических игроков.

Чья военная наука лучше

Характер боевых действий за три месяца серьезно поменялся. Если в начале СВО российская армия пыталась воевать «малой кровью врага», избегая жесткого воздействия, то в конце мая конфликт приобрел узнаваемые черты парового катка, который медленно, но верно перемалывает живую силу украинских подразделений. Осознание, что украинский нацизм – это массовая болезнь, а не заболевание отдельных солдат и офицеров, возникло и закрепилось. Хотя за это осознание на первом этапе пришлось заплатить потерями, которые были совершенно необязательны.

Оказалось, что коллективный военный разум НАТО, управляющий численно-превосходящей Z-части украинской группировки, не может дать решения по перехвату инициативы в целом. Российская армия, как и в начале «операции Z», действует ориентируясь на свои задачи, а не на обстановку, которую формирует противник.

Российская армия уже продемонстрировала ряд блестящих операций, вроде захвата аэродрома под Гостомелем, ряда успешных прорывов к ключевым точкам и взятия их под контроль. Стало очевидно, что современное ракетное оружие для России – норма, и вопреки пропаганде Киева «Калибры», «Кинжалы», «Ониксы» и семейство «Х» у ВС РФ никак не заканчиваются.

Россия полностью освоила действия «длинной рукой», решая значительную часть задач по уничтожению врага ещё до того, как вражеский личный состав или техника попадут на линию фронта.

Очевидным стало значение в современной конвенционной войне средств, которым раньше в Минобороны, к сожалению, не уделяли должного внимания. Это, в первую очередь, дроны тактического и стратегического назначения, предназначенные для широкого спектра задач, обычно связанных с наблюдением и поражением обнаруженного противника.

Огромное значение в будущих конфликтах будут иметь «дроны индивидуального поражения», использующие технологии роя, а также средства противодействия таким атакам.

Уроки войны наверняка заставят поработать над насыщением ВС РФ снайперскими системами, средствами защищенной связи, отдельными видами индивидуальной экипировки, вроде тепловизоров и других средств наблюдения.

Отдельной строкой нужно упомянуть артиллерию и РСЗО. Эти виды оружия оказываются решающим аргументом в уничтожении опорных пунктов противника и быстрой поддержке союзных сил. Конфликт на Украине обозначил сразу несколько точек, где явно не помешает усиление – от номенклатуры боеприпасов, где особое значение получают активно-реактивные дальнобойные и «умные» снаряды, до «быстрых» систем целеуказания и корректировки. Советские артсистемы остаются эффективными и в первой половине XXI века, но без усиления «интеллектом» их задел явно подходит к концу.

Запад им поможет

Фактическое руководство действиями ВФУ со стороны Лондона и Вашингтона приводит к тому, что на усиление Киева брошены значительные разведывательные и технические средства. Речь идет о потоковой передаче Киеву разведданных, что позволяет украинскому руководству вовремя сосредотачивать усилия в нужном направлении. Компания миллиардера Илона Маска щедро поделилась с ВФУ терминалами спутниковой связи и интернет Starlink, что обеспечило ВФУ возможности связи даже из заблокированного металлургического комбината «Азовсталь» в Мариуполе.

В Мариуполе союзные силы доказали, что могут выполнять задачи даже с учетом противодействия кратно превосходящего числом противника, сидящего в укрепленном пункте. Однако в случае Мариуполя против наших сил играло и технологическое превосходство противника в некоторых сферах – уже упомянутые снайперские системы, которым снайперы союзных сил иногда противопоставляли не то, что СВД, а винтовки Мосина. Российская промышленность вполне может насытить армию не только современными снайперскими винтовками (например, известная своими качественными снайперскими винтовками мирового уровня компания Лобаева), но и дронами и чем угодно ещё. Для этого необходимо управленческое и административное решение.

Российская армия обречена иметь технологическое и интеллектуальное превосходство над противником – ВФУ не являются вершиной того, с чем мы можем столкнуться уже в ближайшем будущем. Как показала практика, в любой прокси-войне против России найдется огромное количество желающих предоставить нашим противникам гигантский объем оружия, эффект которого которого нужно купировать.

До последнего воюющего украинца

В основу тактики, которую коллективный Запад представил ВФУ, лежит размен территории и жизней украинских военных на время. Термин «война до последнего украинца» стал чуть ли не официальным, его неоднократно озвучивали российские и западные политики, описывая характер конфликта на Украине. С учетом обилия оружия, едущего на Украину, главным уязвимым местом этой тактики оказывается число украинских солдат, готовых предоставленное оружие применять.

В последний месяц резко выросло количество сдач украинских военных в плен, панических видеообращений в адрес руководства страны, отказов выполнять боевые задачи. Этого не избежали даже самые радикальные и идеологизированные украинские неонацисты из националистической группировки «Азов» (организация запрещена в России), против членов которого в России возбуждены уголовные дела. Через несколько недель «азовского сидения», боевики группировки сдались в плен, чем серьезно подпортили жизнь украинской пропаганде.

Гигантские потери украинской стороны, которые достигают по косвенным признакам 50-60 тыс. человек, несмотря на усилия официального Киева, становятся известны населению, порождая у него желание избежать боев. Косвенных подтверждений серьезного упадка морали среди украинских военнообязанных достаточно много, например, резонансный законопроект о разрешении украинским офицерам расстреливать подчиненных «за саботаж» без суда и следствия. Этот законопроект был отклонен, но сам факт его появления симптоматичен.

Российская тактика на данный момент выглядит как косметическое, но весьма эффективное изменение принципа «до последнего украинца». Россия на Украине ведет боевые действия «до последнего воюющего украинца», что, собственно, и воплощает задачу демилитаризации и денацификации.

Эффективным в этом плане инструментом стало «мозаичное» освоение освобожденных территорий. Пока под Лисичанском и Северодонецком идут бои, в Херсонской и Запорожской области Украины уже созданы местные администрации, налаживается мирная жизнь и торговые связи с Крымом.

Отметим, что эрозия «целостности украинских границ» идет не только с юга – украинские власти официально признали претензии Польши на территорию Украины, анонсировав особый правовой режим для поляков, которые будут привилегированными по сравнению с рядовыми украинцами людьми.

В сочетании с высказанными президентом Польши Анджеем Дудой тезисами о том, что границы между Польшей и Украиной вообще не должно быть, это может означать только неизбежное упразднение Украины, как привычной за последние 30 лет геополитической конструкции.

Украину готовили как таран против России. Одним из главных результатов «операции Z» стало то, что этот таран был направлен против самого Запада, а от Украины постепенно отделяются и ассимилируются фрагменты исторической России – они хотели десоветизации, мы им помогли. Причем эту задачу ВС РФ решают эффективно и, относительно, малозатратно.
Вам также может быть интересно